Эрагон. Смутное время

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрагон. Смутное время » Беорские горы » Разрушенная деревня


Разрушенная деревня

Сообщений 81 страница 100 из 108

81

Дракониха легла и растянулась на земле – медленно как капля масла на стекле она сползла вниз на передних лапах и  улеглась на прохладную землю.  Запах прелого сена и сырой кожи вмешивались с пьянящим ароматом  медведя лежащего рядом. Мех, затхлая шкура и падаль – чувственный аромат  хищника, хозяина леса которому подчиняются все до единого.
Откинулась на лопатки  и вытянула вверх лапу, серебряная чешуя томно засияла в полуночном свете, каждая чешуйка рельефно вырисовывалась в луной дорожке укутываясь в свет всей своей ромбовидной формой. Дракониха усмехнулась и неспешно раскрыла пасть – розовый с белыми прожилками язык потянулся к лапе и медленно скользнул по рваной ране тянувшейся от коленки к пальцам на лапе.
Слюна, смешиваясь с капельками крови, застрявшими между чешуями сползала по подбородку и капала на изумрудную, шелковую траву, расстилающуюся под телом драконихи. Дракониха тихо рассмеялась и изогнувшись всем телом взглянула в глаза сапфировой.
- Имя? Ты и вправду считаешь, что я могу сказать тебе свое истинное имя? –тихий смех – эльфы дали мне имя «Белый клинок», но оно мне не нравится, слишком напыщенно и не отражает моей сущности .
Белая выгнув шею неповторимо и звучно зарычала – мягкий и не столь грубый рык пробирал до кончиков крыльев, пугал и в то же время манил  и нельзя было сказать гортанный же это рык или исходящий из верхних дыхательных путей. – Так мое имя звучало раньше, на нашем языке, но люди и прочие слабые существа не в состояние произнести его поэтому я сократила его до – Кирель – белая язвительно искривив губы недовольно поморщилась, это имя она взяла после перелета в Алагейзию, до этого она носила другое имя, но за столько лет она уже и позабыла имя данное матерью при рождение.
- А как твое имя сапфировая чешуя?

0

82

Морелла подловила себя на мысли, что любуется незнакомкой. Прекрасное создание. Красивое, устрашающее, грациозное... Просто чудо. Она и впрямь не похожа на обычного дракона - слишком глубоко простирался ее мир, слишком далеко был устремлен взгляд для дракона возраста около года. Задрав лапу, белая обнаружила то, что и лапа ее повреждена. У сапфировой замерло сердце. Как она могла это упустить? Явно теряешь форму, целитель. Надо чаще практиковать это дело - ведь достаточно коснуться существа, чтобы увидеть его увечья. Ей достаточно.
И рычит она прелестно. С чувством.
Правда то, что последовало за рыком, сделало свое дело. Сапфировая оцепенела, хотя в душе она уже вскочила, ощетинилась и зарычала, припав к земле. Века тренировки.
Что-что она сказала? Кирель? Ну да. Таких совпадений не существует!
Но озарения не приходят в одиночку. Что-то шевельнулось в памяти этого изваяния. Она уже определенно слышала это имя. Не Керистракс, а именно Кирель. Ну точно, слышала! Или это самовнушение? Если нет, то эта особа - существо известное и опасное. Только вот Морелла не собиралась реагировать на нее точно так же, как остальные. Она несет мир. Кирель - войну? Драться сапфировая умеет, не сломается.
- Мое имя тоже было потеряно. Но не первое, а второе. Потеряно везде и всеми, кроме меня самой. Оно, по-моему, намного значимее того, каким меня величают, но, думаю, это не тот случай. Я - Морелла.
Дракониха улеглась животом на землю, подобрав лапы, сохраняя готовность к прыжку, и сощурила глаза, внимательно наблюдая за... Кирель. Даже думать о таком странно.

0

83

Война и мир.  Черное и белое. Она Кирель – черная сторона луны, а сапфировая – белая. Она вся из себя такая невинная и чистая, что оторопь берет, конечно же она будет светлой в их паре. Моррела, Мор – так звали ту девчонку в деревне. Красивое и звучное имя, такое все привлекательное и самодостаточное, а в устах дракона так  звучащее в сто раз красивее и элегантнее.
Изогнулась всем телом, нежно облизнулась и поднялась на лапы – в свете туны поджарое тело драконихи смотрелось как нельзя эффектнее. Кожа обтягивала ребра и впалый живот, вся фигурка белоснежного дракона походила на тело борзой собаки, такая же длинная тощая и великолепно изящная она была покрыта полупрозрачными чешуями, короче говоря, Кирель сияла в этой ночи подобно звезде с неба, ее не возможно было не любить и не восхищаться ее чертами и изяществом движений – полуночная царица.
- Я знала одну с таким именем – невинно говоря это, дракониха подошла к Мор совсем близко, ее лапы практически касались грудины замеревшей в прыжке сапфировой.
Красива, нечего сказать, такая утонченная и соблазнительно раскованная, кто бы мог подумать, что белую привлечет самка дракона не как собеседник, а как женщина, как партнер, ну или хотя бы объект воздыхания

0

84

Когда белая подошла к Морелле, та невольно задержала дыхание. Само воплощение изящества. Было в их чертах что-то похожее: обе были более вытянуты, чем нормальные драконы. И определенно худее. Да и что говорить - обе они странные. И похожие.
- Твое имя я тоже знаю.
Дракониха бесстрастно воззрилась на Кирель, хоть в голове ее с бешеной скоростью метались мысли.
- Странная выходит ситуация. Если сопоставить факты, то, выходит, я не единственный эльфо-дракон на свете.
Губы Мореллы слегка дернулись, обнажая зубы в полу-оскале полу-улыбке. Взгляд драконихи, наверное, выражал ее настроение: дернешься - убью.
Да никого ты не убьешь, мелькнула мысль.
Чего и говорить. Это образное выражение. Достаточно было бы просто стереть ей память. Магу ее уровня это было как вздохнуть. Слишком завораживала ее эта белая дракониха. По всем критериям. Глубина мысли, характер, цвет глаз, изящество... Морелла - эстет по своей природе. Ей ли не знать, что таких экземпляров ходит по земле мало.
А точнее, два. Кирель и она сама.
Или их больше? Черт их знает, проклятых.
С другой стороны, возраст сапфировой тоже не определишь на глазок. Кто знает, сколько лет новой знакомой. Может, она стала бы надежным и толковым союзником, в отличие от тех, которых ей пытались дать сначала... Морелла все фыркала и отказывалась. Но с ней бы она сотрудничать стала.

+1

85

О как она двигается мышцами во время разговора, так бы взяла на месте и съела с порошками. Кирель томно зажмурившись едва себя сдерживала, что бы не заурчать, громко и чисто как это делают влюбленные самки, выражая свою расположенность к партнеру. Ей хотелось повалить Мор на землю и прижать ее сильными лапами к земле чувствуя как она находится в ее власти, как она полностью подчинена ей – белоснежной драконихе с идеальными пропорциями. Жгучее желание родилось под сердцем – повалить сапфировую и прижаться к ней всем телом ощущая как у той в венах пульсирует кровь и как ее грудинка вздымается при вдохе и опадает с выдохом, вверх, вниз, вверх, вниз.  Дракониха вздрогнула всем телом и не удержавшись уркнула представляя лишь одну картину развалившейся драконихи на траве, это дикое сочетание сапфирового и бирюзового с белым и они все мокрые и капли росы будут переливаться на их телах скользя по гладким рельефным мышцам вниз оставляя после себя мокрую дорожку  или забиваться под чешуи и холодить кожу своими влажными прикосновениями.
Белая коснулась длинный указательным когтем груди сапфировой, чуть надавила вглубь под чешуи заставляя лопнуть кожу и несколько сосудов. Да так, что алая дорожка из нескольких капель скользнула по сапфировой груди, так соблазнительно переливаясь и играя в лунных лучах.
- Ты просто оборотень, а я  родилась эльфов – глаза передернуло на какое-то мгновение печальной дымкой, но та быстро развеялась.
Она наклонилась, и коснулось кончиком языка бурой капельки застывшей на чешуе Мор. Слизнула и как-то умиротворено усмехнулась, нехорошо поглядывая на тело драконихи сверху вниз.

Свернутый текст

.о.

+1

86

Морелла никак не отреагировала на то, что сделала белая дракониха. То есть, на боль, которую она ей причинила. Она была тупая и практически не ощущалась - такова природа целителя. Но запах собственной крови и то, что Кирель ее слизала, заставило ее глаза закатиться в блаженном покое. Какая разница, зачем она ее рассматривает? Было бы не жалко умереть от клыков такого существа.
- Так как же тебе удается становиться драконом? И на эльфа ты не слишком похожа, есть и что-то человеческое, - спокойно ответила сапфировая.
Они и впрямь очень похожи. Слишком похожи. Обе проклятые своей природой, но в отместку ей совершеннее всех. Такими телами награждены они обе. И эльфийскими, и драконьими. И неизвестно, чем можно назвать оборотничество - точно ли это проклятье. Хотя Кирель, возможно, именно что превратили в отверженную... Разве что бессмертие - тяжелое бремя. Его легко нести только в том случае, если ты к кому-то привязан.
Но кто сказал, что нельзя привязаться к себе подобному? Девушка прелестна - таких существ, грациозных, устрашающих и прекрасных, с огнем днем не сыщешь. А дракониха-то какова! Такое совершенство она видела лишь в зеркальном отражении.
А может, это и самооценка, возвышенная до небес. Но мы это пропустим.
Морелла утробно заурчала в ответ белоснежной. Ей неожиданно захотелось облить ее водой - посмотреть, насколько прекраснее она станет, когда ее тело будет покрыто сверкающими каплями. Кирель, кажется, и не думала распрямляться, хоть срок в пару секунд и казался смехотворным. Морелла, воспользовавшись положением белоснежной, опрокинула ее на землю и надавила ей на грудь лапой, другую поставив рядом на землю и остальным телом улегшись. Дракониха оскалилась в новой усмешке, и глаза ее жадно изучали тело этого идеального существа.
- Детка, ты прекрасна.
Фу! Ей точно нельзя давать испытывать ничего подобного. Народный акцент. Но слова как-то не сильно вязались, выражая происходящее. Сапфировая упивалась Кирель, и долго подбирать слова она не была намерена.

+1

87

- Я продала душу дьяволу – белая искривив губы в нелепой усмешке, тряхнула мордой . Да-да именно так, она продала душу дьяволу в обмен на крылья и духовное пламя.. Что есть моральное состояние разума, когда можно рассекать крыльями густой, влажный и прохладный воздух и охотясь вгрызаться клыками в мышцы, чувствуя при этом как под зубами рвется мышечная ткань, как ломаются артерии и внутренние органы. А что может быть сравнимо с пламенем дракона? Прекрасное и такое чистое – жар самого характера дракона, жар согревающий до гостей и обжигающий глаза.
Конечно же Кирель даже не думала долго когда ей предложили сделку, молодая и ветреная она плохо тогда понимала, что душа есть самое ценное в человеке.
Дракониха не среагировала на выпад белой, оно и лучше. Буквально в одно движение эльфийка нависла над сапфировой и нагло перекинула ту на лопатки и прижала спиной к земле в наглую упершись лапами ей в грудь.
- Страшно? – белые клыки сверкнули в миллиметрах от шеи сапфировой. Да, как ей нравилось сейчас владеть ею, ощущать, что Моррела зависима от нее и полностью в ее власти.

+1

88

Продала душу дьяволу? Интересно, интересно. Эта девочка либо из прошлого тысячелетия, либо дьявол - это Гальбаторикс или какой-нибудь там шейд. Подумаешь, сильный, кому какая разница? А владыку Империи кто-то называл и отродьем. Ничтожества.
- Ну и каков он, дьявол? Очень страшный или, напротив, симпатичный?
Что поделать, раз внешность важна.
Дракониха выдохнула, когда почувствовала себя прижатой к земле. Странную картину они являли собой: два дракона, валящих друг друга на землю и при этом не сопротивляющиеся друг другу ни на йоту. А если учесть то, что они едва знакомы!.. Впрочем, интуицию все равно не обманешь. Обе чувствовали в друг друге невиданную силу.
- А то, - насмешливо ответила Морелла. Нет, это и впрямь могло бы быть страшновато. Если не жутковато. Но перед интуицией даже самые, казалось бы, очевидные факты уступали. Сильно. Сапфировая не стала сопротивляться Кирель, позволяя ей делать все, что та захочет. Любопытство победило. Все живущие такие разные, но это чудо в мире единственно. И реакция, наверное, тоже неповторимая.
- А ты, похоже, любишь брать власть в свои руки. Не боишься нависшей ответственности?
Блеф. Но забавно послушать ответ.
Если таковой последует.

0

89

Она хотела сопротивления. Хотела, что бы мышцы под шкурой у сапфировой напрягались и она пыталась сбросить с себя захватчицу, а что она? Моррела просто-напросто расслабилась и смирилась с буквальным поражением. Это оскорбляло самые лучшие чувства белоснежной драконихи готовой уже чуть ли не вгрызаться клыками в беззащитную шею новоиспеченной знакомой.
Скулить, прижиматься животом к земле повиливая хостом или же просто перевернутся на спину и задрать к верху лапы - да что угодно, лишь бы эта синяя обратила хоть какое-то внимание на нее.
- Волков боятся, в лес не ходить Кирель оскалилась в интригующей усмешке, черт, за эти несколько минут она уже показывала свои острые зубки больше чем надо.
Дракониха «нежно» вильнула хвостом задев хрупкую молодую осинку и сломав ей ствол. Собственно каждый дракон за всю жизнь уничтожает более тысячи деревьев, то бишь если посчитать всех драконов, то получается, что за всю историю мира было уничтожено громаднейшее количество деревьев, если бы не дракона и все живые существа. То наверное деревья правили бы этим миром, ведь каждое растет всю жизнь и каких же они размером могли бы быть, если бы им не мешали это делать?
Кирель лениво переменулась – мышцы натужно хрустнули и обмякли, ох как же она сейчас хотела, что бы Моррела дернулась и тогда она, белоснежная как снег с пронзительно зелеными глазами, рванула и уже прижала всем телом и всей силой ее к земле.

0

90

У Мореллы возникло чувство, будто ее вдавили в землю наполовину. Удивляешься иногда, как огромная сила может храниться в таком маленьком тельце - даже вдавить в почву можно. Кстати, не в самую мягкую. Так или иначе, дыхание перехватило, и взгляд уперся в глаза Кирель - да что это она задумала? Неужто хочет состязаться? Интересно, а в такой схватке выберется ли кто-нибудь из них вживую? Уж не говоря о том, что лес будет как минимум стерт с лица земли. Страсти ведь так легко перейти в ненависть.
- Когда дело доходит до волков, я сначала смотрю на них. Порой попадаются и симпатичные. А от их клыков умереть не страшно.
Дракониха улыбнулась и неожиданно дернулась всем телом. Мышцы до единой напряглись, и сапфировая выскользнула из стальных объятий белой. Морелла отряхнулась, как собака, еще разок показала драконихе зубы и превратилась в человека, решив, что пора бы с этой дурацкой силой в разговоре покончить. А если уж и так не получится, то... На драконов-то она уже насмотрелась, а на существ с внешностью эльфо-людей - разве что только по праздникам раз в сотни лет да в зеркало. Сумка с одеждой, естественно, съехала с тонкой руки девушки, и она тотчас же достала оттуда мантию с капюшоном, длинными широкими рукавами и подолом до пола. Как черный маг, ей-богу, но выряжаться сейчас не особо-то хотелось.
Капюшон Морелла оставила покоиться на спине; откинув туда же спутанные рыжие волосы, девушка резко села на землю, скрестив ноги в позе лотоса. Для нее резкость была не характерна - не так ее воспитали. Но дикость всегда жила в ней - сказывается драконий дух. Похоже на проклятье. Но эмоции всегда держались за стальной дверью на замке, ключом от которого являлись персоны наподобие этой Керистракс.
Но теперь она была уверена в себе, как никогда. Она понимала, что не отвяжется от этой драконо-эльфийки. Кирель видела ее в обоих обличьях и не грохнулась в обморок, как частенько бывало; она отреагировала спокойно. Относительно. Она будет ее лучшей подругой... В каком угодно смысле.

+1

91

- О детка, да ты с характером – белая довольно рассмеялась сверка чешуей и обходя сапфировую по кругу и любуясь игрой ее мышц, игрой ее красивого изящного тела. Все же она была идеальна, такая миниатюрная, но с красивыми рельефными мышцами и прогнутым, втянутым животом как у гончих собак. Своеобразный идеал драконьей красоты и он стоит перед Кирель демонстрируя себя по всей красе и даже давая себя потрогать и поиграть с ним.
Морелла изящно прогнувшись превратилась в человека. Казалось бы для Кирель которая проделывала это сотни тысяч раз это не должно быть в новинку, но все же есть сильная разница между своим и чужим превращением, свое ты ощущаешь морально, а чужое созерцаешь со стороны видя как чешуя постепенно превращается в кожу, а размеры тела уменьшаются и возвращаются к человеческим - тонким и округлым, таким хрупким и неуклюжим. Но все же и сейчас Мор была прекрасна, ее кожа казалась молочной в свете луны, а сама она столь красивой и изящной… Кирель невольно отвернулась, сдерживая внезапное смущение, поднявшееся с живота к голове, мало кто еще мог ее возбудить просто голым телом. Она все же как никак самка и вид голой девушки или же развалившегося, открытого для укусов, тела драконихи – казалось бы не должны ее смущать и заводить, но это было так.
Дракониха всхрапнув взмахнула крыльями и сама превратилась в человека, все было проделано быстро – в небо взметнулись крылья, а опали уже руки, это было как-то странно, что в драконьей форме ее человеческие руки «расчленялись» на крылья и передние лапы, хотя по всем нормам крылья должны были вырастать в области лопаток независимо от рук, но как есть так есть.
Кирель со своей ребячьей угловатой фигуркой просто терялась на фоне женственной и хорошо сложенной Мореллы,  особенно в груди, особенно в объеме. Куда уж ей до форм сапфировой с двумя прыщами.
- Самое интересное, что вещи у меня остались на той стороне скалы -  зеленоглазая нервно хмыкнула, взглянув на утес свисающий над ними.

+1

92

Глаза сапфирово-бирюзового дракона красили мир во все оттенки синих цветов, и белый делая слегка голубоватым. А эльфом Морелла тоже все прекрасно видела, и сейчас она наконец получила возможность рассмотреть Кирель в ее настоящем обличье. Впрочем, это длилось недолго - последовав примеру, белая дракониха взметнула крылья в воздух, будто делая выпад вверх, и изящно опустилась уже в виде человека. Рыжей было интересно наблюдать ее в этом обличье обнаженной - да, одежда не могла укрыть всех прелестей ее тела. Угловатого и чуть менее женственного, чем у Мореллы - да, у нее женственность прослеживалась слегка больше. Хотя до восхваленных легендами красавиц ей тоже было далеко.
- Вещи далеко? Не страшно, - коварно улыбнулась рыжая. Подойдя к Кирель, она взяла ее за руку и как в танце обернула вокруг себя, любуясь ею, как ожившей античной статуей. Сознание подвывало. Ну не бывает идеальных существ! Не бывает. Она - призрак идеального мира. Не стоит воспринимать все это слишком серьезно. Морелла вспомнила про еще несколько тряпок, находящихся в сумке, но решила повременить с тем, чтобы предложить Керистракс их. Надо же хоть что-то взять с собой.
Девушка провела по тонкому предплечью прекрасной незнакомки пальцами. Никогда никто бы не подумал, как она сильно может зарядить в ярости. Образец изящества.
Морелла повела девушку в подобие танца, наслаждаясь покоем и ее временной податливостью. С таких сцен можно писать картины. И Морелла похожа на ведьму. Сыжие волосы, черный плащ-мантия... Бренная материя. Девушка хихикнула.
Но и экшена ей тоже хотелось. А зная характер Кирель, его ждать недолго осталось.

+1

93

Бренное нежное тело, ах как бы он хотела сейчас избавится от него и воспарить в безумном танце в небо, поддаваясь лишь порывам ветра так ласково обволакивающим со всех сторон и продувающим на сквозь.
Рыжая нагло взяла ее руки и закружила в безумном танце заставляя дрожать обнаженную девушку лишь от одних прикосновений рук «подруги» и кружиться-кружиться в безумном вальсе поднимая ногами в воздух мыль и опавшую листву. Они сплелись в одно целое и лишь две копны волос – рыжая как пламя и белая как льдинка, как две реки текущие в разных руслах, но в один момент вливающиеся в океан и объединяющие свои воды с ним и друг с другом. Сейчас такие разные, но в тоже время и такие схожие – они кружились по ночному лесу разгоняя бабочек летней ночи.
И все же она не боялась, нет напротив была приятно шокирована раскованностью Мореллы и ее напором, Кира то привыкла быть сверху и полностью подчинять ее себе, а сейчас та которая всегда была снизу резко расправляет крылья и становится ведущий в их безумной обнаженной паре.
И все же, как она была прекрасна – красивые груди упругие, изящная лебединая шея, улыбка я ямочками в уголках губ и глаза – два чарующих омута беспамятства цвета звездного сапфира затягивали и перебивали дыхание, холодные и ласкающие, взгляд таких глаз был как капля воска на голый живот – возбуждающе и устрашающе.
- Не будь такой наглой, даже у пушистых котят есть коготки – все же взяла себя в руки белоснежная дракониха лукаво улыбаясь, миг и от ее беззащитного полуоткрытого ротика, широко распахнутых детский глазенок и безвольно подчиняющегося тела ничего не осталась, она вновь была холодной напряженной стервой желающей перенять власть в свои руки. Ранее даже тело стало как-то мягче, женственнее, а сейчас напряглось и под загорелой кожей ясно прорисовались мышцы – такие округлые и будоражащие воображение.

0

94

Ей иногда казалось, что она вновь видит перед собой не человека-эльфа, а дракона. Когда существуешь уже долгое время, тогда, когда все твои друзья и родственники давно умерли, в двух телах, они начинают перенимать друг у друга черты. Вот при таком изгибе рука чем-то смутно напоминает крыло; а этот словно продолжение хвоста.
И вообще, не бывает у двуногих смертных - да и бессмертных - таких глаз. Такие глаза имеют лишь драконы.
- Ну зачем же быть такой несговорчивой? - деланно слегка расстроенным голосом спросила Морелла, когда подруга напряглась и прекратила танец. Нет чтобы насладиться красотой момента, надо обязательно что-то поменять. Да, именно поменять, рыжая видела, что не ей одной это нравится.
Казалось невозможным то, что скоро настанет рассвет. Солнечный свет всегда портит картину. Лунный более гармонично раскрашивает окрестности. Да и уходить нашему оборотню уже пора была. Нет, не было никаких ни поручений, ни просьб. Просто она кочевник по своей природе, и нигде не может подолгу задерживаться. Кроме Империи.
Разве что с Кирель она хотела бы побыть подольше. А от нее можно тоже много чего ожидать.
Может, и она тоже куда-то идет... К чему-то стремится. Может, они пойдут вместе.
Но не об этом.
Морелла схватила тонкими, но обладающими большой силой руками лицо блондинки и приблизила его к себе, смотря ей прямо в глаза. Она не сомневалась ни на секунду, что Керистракс может вырваться в любой момент, и в том, что она непременно это сделает. Но ей хотелось сделать это. Наглядевшись, девушка, едва слышно вздохнув, отпустила подругу и, крутанувшись на месте, быстро прошлась на несколько шагов от нее и села прямо на снег, подогнув под себя плащ, подпирая голову руками и наблюдая за блондинкой, ожидая ее действий. Или слов. Чего угодно.

+1

95

А девушка вплеснула руками отстраняясь от Морреллы и вновь обернулась драконом. Все же она лучше будет в теле изящного дракона, чем голой будет бегать по округе и размахивать грудью на право и налево – налево махнет, снег пойдет, направо махнет – мужики упадут. Нет-нет-нет, она на такое не согласная, уж лучше пусть на нее капканы ставят, и лассо на шею накидывают, считая, что дракона можно удержать простой веревкой.
- Не будь такой скромной – девушка, а она же уже и дракон когтем провела по груди когтем распарывая ткань и оставляя едва заметный след на нежной коже девушки.
- Может быть, продолжим нашу беседу где-нибудь в более уютном месте, дорогая? – белый дракон ехидно ухмыльнулся с удовольствием глядя как обнажается под тканью грудь и плоский животик Мор.
Вот она – любовь к женскому телу и невинной белой коже так нежно и возбуждающе поблескивающей в лунном свете, который, кстати, уже стал сменяться первыми лучами солнца.
- Светает, если мы с тобой останемся здесь дольше, то люди могут нас увидеть оттуда – не многозначный взгляд указал на скалу выше, где находилась деревенька, в которой им и удалось пересечься. Судьба -  это как девушка ставшая женщиной, делает всем гадость надеясь навредить, но при этом порою эта самая гадость становится такой прелестью… Дракон облизнулся и, сглотнув отвел взгляд от девственно-красивого тела синей драконихи.
- Прикройся.

+1

96

Последние лоскуты одежды опали, и Морелла почувствовала... холод. Ее невольно передернуло. Да, она так и не привыкла использовать магию как прикрытие от погодных условий. Но потом она собралась, взяла себя в руки.
Интересно, что воспетое эльфийское зрение было все-таки менее хорошим, чем драконье. И сейчас девушка чувствовала себя словно не в своей тарелке, смотря в глаза Кирель и понимая, что она-то видит больше!
- А что тебе не нравится здесь? Кто сунет сюда свой нос? Руки коротки, - тихо сказала эльфийка, прохаживаясь пальцами по чешуе драконихи. Странно, что она никогда не трогала дракона в обличье двуногого. Столько открытий за одну ночь...
- Интересно, чем? Ты разорвала мою последнюю одежду, - расстроенно-насмешливо ответила Морелла. Слукавила, конечно, но этот плащик ей был дорог. Но ничего, попросит она какого-нибудь эльфа помочь ей. Никто не знает, что она разве что отродье дьявола и дочь бога в одном лице. Эльфо-дракон - это даже хуже, чем  человеко-гном, наверное.
Бегать обнаженной ей действительно не доставляло много удовольствия и, недолго думая, рыжая вновь превратилась в дракониху. Пропустив через себя поток энергии, она вновь опустилась на четыре лапы и облегченно вздохнула. Какое счастье вновь оказаться в более родном теле!
Морелла подошла к Кирель и долгим взглядом изучала ее, остановившись в итоге на глазах.
- Но если они действительно сюда придут, им будет странно увидеть драконо-эльфов, как считаешь?
Ей нравилась идея подразнить людей своим видом, а потом станцевать перед ними в чем мать родила. Может, так и стоит сделать? Дракониха отправила картинку Кирель.

0

97

О, она провела по ее чешуйчатым пальцам ладонью – прогресс на лицо, еще чуть-чуть и она прильнет к ее прекрасной белой чешуе своим телом и уж тогда Кирель позволит чувствам выплеснуться на свободу.
- Ты замерзла? Может быть, я тебя согрею – дракон хохотнул, расправляя одно крыло и не многозначно кивая на образовавшейся шатер.
- Ну я же не специально, просто мне нравится видеть твое тело…- дракон замялся рассматривая красивые изгибы девушки – твое человеческое тело. В лике дракона мы прекрасны по своему, но все же нам не хватает той человеческой хрупкости и нежности.
Белый изогнулся всем телом позволяя последним лунным лучам пробежаться от макушки и до хвоста освещая маленькие острые чешуйки на каждом участке тела и так выгодно подчерчивая именно гибкость молодого тела. Ах, как приятно быть вечно молодой и вечно красивой. Разве не прекрасно вот так встречаться, проводить ночь и по утру расставаться как будто бы и ничего и не было. Наслаждение да и только.
Кирель облизнулась и с неподдельным возбуждением и интересом смотрела как человеческое тело с такой милой кожей и копной огненно рыжих волос меняется, уступая все так же красивому лазурному телу дракона свое место. Как волосы втягиваются в голову, как кожа покрывается чешуями, а шея изгибается и удлиняется – оборотничество восьмое чудо света которое стоит того, что бы уделить время и досмотреть до конца этот удивительный процесс.
- Ты так выглядишь еще лучше, такая все дерзкая.
Белый осклабившись, подошел к дракону и потерся носом о сапфировое плечо – знак доверия и интереса.

0

98

"- Нет, я вовсе не хотела этого. Или так сильно хотела, что не замечала? В итоге я начала чувствовать не просто физическую тягу к этому прекрасному созданию, но привязалась к ней. Интерес, уважение, желание узнать ближе - называйте это как хотите. Мне хотелось, чтобы она стала моей напарницей - подругой в обычной жизни и верным товарищем в бою. Но я так мало знаю ее!.. Впрочем, главное сейчас именно то, что она мне нравится."

Остальное можно было исправить.
Морелла на мгновенье прикрыла глаза. Ей начинало доставлять удовольствие это ощущение физического контакта - она уже привыкла либо к полному его отсутствию, либо в совсем другой, грубой, форме. Здесь и сейчас все было наоборот. Когда Кирель отступила, сапфировая словно по инерции двинулась следом за ней и обняла неуклюжим драконьим способом. И через пару секунд отстранилась. В глазах горело любопытство, но также в душу ей закрадывалось ощущение, что грань, через которую можно, но не нужно переступать, находится недалеко. Находить ей ее не хотелось. но как же она устала от подобных самоограничений! Как ей хотелось раствориться в веках будущего света и тьмы с Керистракс!
- Драконье тело - это сила. А эльфийское - это нежность на двух ножках. Хотя и силу можно обуздать и перенаправить в другое русло.
Дракониха уселась на задние лапы, готовая вскочить в любое мгновение, и смотрела на подругу; в глазах сапфировой горело восхищение.

0

99

-Человеческое тело создано для хитрости и лжи, драконье для чистоты действий и помыслом. Я превращаюсь в человека лишь, когда это выгодно при ситуации или – белая гортанно расхохоталась, запрокинув голову назад, страшный смех, очень страшный смех – или когда я хочу развлечься с людскими самцами.
Люди не эльфы, они не относятся к отношениям с таким трепетом и не выискивают себе пару на всю жизнь. Мужчины просто развлекаются с понравившееся девицей пока не надоест или отец девчонки не приставит меч к виску и не заставит жениться на ней. Так то. Ими и легко управлять, стоило лишь состроить расстроенное лицо и капризно попросить о чем-то при этом случайно распустив шнуры на рубашке или задрав повыше юбку и все – они у твоих ног.
- Как ты стала такой какой есть - белая приблизилась к сидящей драконице и вытянув шею провела в миллиметрах от щеки носом шепнув на ухо – ты пахнешь приятно, но в тебе все же большая часть человека, ты же стала драконов не по рождению, малышка.
Кирель усмехнулась и, расправив одно крыло, приобняла лазурную. – Ты же такой стала потом так ведь? – дракониха озорно щелкнула челюстями и отстранилась от Мор.

0

100

Морелла широко улыбнулась, показав великолепный драконий оскал.
- Ого! А ты, детка, охотница до развлечений? Оно и верно, порой надо искать самые низкие способы порадоваться, чтобы потом вновь воспарить до небес.
Оборотень не делила расы на высшие и низшие, но почему-то получилось так, что многие из людей, которых она встречала, либо слишком поверхностны, либо не в ее вкусе, если вообще можно так выразиться.
После вопроса Кирель сапфировая лишь с безразличием с долей печали посмотрела ей в глаза.
- Мой отец был эльфом. А мать... Про них складывались легенды, но я их уже не помню. Она была и эльфом, и драконом. Я это слышала от нее самой, и больше не поднимала этой темы, но если ты говоришь, что я пахну человеком - значит, либо у тебя проблемы с обонянием, либо мама мне действительно многого недосказала. А как ты стала такой? Ты-то точно пахнешь всеми тремя! - Морелла не стала вдаваться в подробности на тему того, что такое "три", ибо Кирель сама должна понять это.
Не хотелось ей просто стоять здесь и ничего не делать. Солнце взошло, и теперь оба дракона ослепили бы каждого, кто на них уставился.
- Может, заглянем еще разок в деревеньку, а потом улетим отсюда? Я не хочу больше здесь оставаться.
И возвращаться в замок тоже желания не было.

0


Вы здесь » Эрагон. Смутное время » Беорские горы » Разрушенная деревня