Эрагон. Смутное время

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эрагон. Смутное время » Беорские горы » Разрушенная деревня


Разрушенная деревня

Сообщений 61 страница 80 из 108

61

Рыжая, хорош смеяться, а то  она себя уже не в своей тарелке чувствует. Вот она смеется и смеется просто так, без причины, а порою, знайте ли смех без причины является симптомом куда более страшных заболеваний, чем дурь.
- Нет, это была не я, у меня нету в привычках бегать по чужим сновидениям, махать рукой и распивать чай с чужими фантазиями.
Девушка по-кошачьи вытянула вверх руки ладошками к солнцу и в очередной раз потянулась, нравилось ей чувствовать, как мышца  напрыгаются, как по ним начинает еще быстрее бежать кровь, насыщая кислородом.
Хулиганка подмигнула девушке. Быстро сев, она высокомерно, словно делала одолжение проронила – Если хочешь, оставайся здесь подольше. Я не думаю, что ты будешь представлять большую угрозу.
Интересно, как она отнесется к такому повороту, хотя Мор уже, наверное, и догадалась о том, что белобрысая разрешит ей остаться, даже не разрешит, а большей частью пригласит ее погостить в деревеньке.
Птицы, вдруг испугано крича, сорвались с деревьев и полетели в сторону гор, интересно с чего бы это им? Раньше такого никогда не было. Всадница попробовала прочитать их мысли, но хаос царившей у маленьких пернатых комочков в голове было попросту не разобрать, одно лишь было ясно – их что-то сильно напугало.

0

62

- Это хорошо. А то, видишь ли, кто-то да возомнил себя настолько важной персоной, чтобы там находиться.
Девушка встала, и по ногам вдруг пробежала приятная усталость. Чуть потянуться, достать до солнца... И вот оно, блаженство. Интересно, сколько она тут просидела, раз мышцы так затекли? Хотя ей для этого много времени никогда не надо было - она вообще редко сидела без движения.
Здорово. Она и тут не изменила себе, проронив столь простую фразу так высокомерно. Морелла, стоя до сих пор прямо, отвесила поклон в ноги, сняв воображаемую шляпу.
- Благодарю Вас.
Но если оставить иронию, она была благодарна Кире. Может, она ей даже покажет ей место с тенью и прохладной водой? Вот это будет здорово. Эльфо-дракониха, чуть помечтав, замерев и глядя в одну точку, вновь села на землю, скрестив ноги.
Тишина нарушилась птичьим криком; Кира моментально отреагировала на резкий звук. Для Морелла резкий, естественно, но никак не для человека. Интересно, что их встревожило? И откуда их здесь вообще такое количество? Люди, наверное, подкармливают их, и они живут здесь своей тихой мирной жизнью. Так что же сорвало их с места? Проникнуть в их мысли девушка и не пыталась - с животными это обычно и так получается не слишком гладко, а с такими перепуганными - и подавно.
Кажется, солнце начало наконец клониться к горам. Скоро спасительная тень накроет деревню... Если только она не сгорит до ее прибытия...
Конечно, не сгорит. Сколько она уже стоит тут.

0

63

Расслабься и молчи, ты сама не лучше.
Птицы. Она всегда реагировала на громкие звуки сильнее других людей, любое резкое движение или громкий звук на миг лишали девушку ориентации в пространстве, она пугалась и всегда оборачивалась на источник звука, всегда.
День клонился к вечеру и хотя там, за горами люди только-только начинали складывать пахотные принадлежности и утирая пот тыльной стороной ладони, разбредались по домам, где их ждали семьи и вкусный полдник, то в горной деревушке все уже готовились ко сну. День в этом селение был на несколько часов короче, чем за пределами гор и, конечно же, ритм жизни местных был немного другим. Когда солнце увставало в обычных деревнях местные жители ее спали крепким сном. Когда в обычных деревнях обедали, здесь было утро, даже не смотря на то, что солнце уже было на пике высоты, но для жителей оно светило всего час-два от силы, ведь до этого солнечный свет не пускали горы и над деревней было лишь сизое небо, да  взъерошенные облака.
- Тебе есть где заночевать? – белобрысая чисто из вежливости задала такой вопрос, сама она собиралась с наступлением темноты пойти поохотиться в лесу, что находился чуть севернее и ниже по склону, обычным людям туда было не попасть, от леса деревню отделяло ущелье, а вот дракону с легкостью.
Хотя все таки то, что люди не могли попасть в лес было хорошо, ведь и лесные жители в свою очередь не могли попасть в деревню. Награ, Шргнны, огромные горные медведи который даже Кира боялась – для деревни это были не самые лучшие соседи.

0

64

- Конечно, есть.
Ага. Спрашивай еще. Ей всегда есть где заночевать - она все-таки не человек и не так избалована, ей может служить ночным ложем обычная трава или чуть обработанная магией каменистая поверхность. Другой вопрос, надо ли это ей сейчас. Она нуждалась скорее в прохладной воде. Которую, опять же, если совсем лень станет, можно достать откуда угодно.
- Дракоша всегда энергией поделится, - ехидно подумала эльфийка. Недовольное драконье ворчание было для нее прекрасной песней.
Солнце действительно быстро уходило за горы. Пусть оно переставало давать свое тепло очень медленно, от одного осознания того, что оно скоро уйдет, девушке уже было легче.
Как же здорово, что ее дракон - совсем маленькое создание в сравнении с остальными! Ей уже несколько сотен лет, а дракон все так же и остался низким. Просто прелесть. В таком теле, наверное, очень удобно бегать по горам. Морелле часто приходила такая мысль в голову, но не было то времени, то желания воплотить ее в реальность. Звучит вроде и красиво, но как себе это представить - часами просто колесить по горным вершинам? Оставьте.
Хотя, наверное, здесь есть что-то интересное. Этих серых гигантов здесь такая куча. Может, здесь есть даже легендарные гигантские волки или кабаны... Хотя, встречи с ними в лоб Морелла не хотела. Даже трехметровый дракон не завалит такого зверя.
Оставаться на ночь здесь она не видела никакого смысла. Только Кирель...
Кирель, Кирель... Что ты к ней привязалась? Нет, что ли, других таких девушек?
Нет, в том-то и дело. Нет больше девушек, внешне похожих и на человека, и на эльфа, и владеющих таким слухом и характером с манерами. Жаль было бы оставлять ее. Посмотрим еще, как все обернется. Может, она вне зоны видимости людей крутанется на месте да взмоет в небо огромной птицей али драконом.

+1

65

- Ну раз так, то доброй ночи, Морелла – она  специально буквально прорычала ее имя, ей нравилось как оно звучит в истинном виде, без человеческой интонации. Такое сильное, красивое и истинное, без лишнего пафоса и мудреных суффиксов, рассказывающих о происхождение рода, чистоте крови и так далее и тому подобное.
Что ж прощаться было и печально, но ведь необходимо было проверить лес. Да и поохотиться заодно. Девушка, поднявшись на ноги, отряхнула налипшую листву и пыль с платиться и поведя вздернутым хорошеньким носиком произнесла –Здесь мы с тобой расстаемся, у меня есть свои дела этой ночью – и, стараясь не смотреть на девушку, развернулась и пошла в сторону леса, гордо сведя лопатки, она то знала, что если сейчас еще раз взглянет на Мор, то уже попросту не сможет отвести взгляда от этой чудесной незнакомки, она была как хмель на чистую голову, пьянила и тянула к себе.
     Она С вернула с дороги как только вышла из деревни и по склону усеянному чудесной бирюзовой травой пошла вниз, к обрыву. Удачное место для оборотня, мелкая поросль идеально скрывало не крупные габариты дракона.
Девушка быстро, практически бегом преодолела расстояние отделявшее ее от заветных зарослей и убедившись, что ее никто не видел, нырнула в густую траву. Платьишко одним движением было сброшено на землю, за ним и нижнее белье. Совсем нагая Кирель какое-то время стояла в зарослях, наслаждаясь прохладными прикосновениями влажных листьев к телу, но опасения, что ее могут увидеть преодолели наслаждение от единения с природой. Быстро сложив вещи, Кирель подняла руки к небу и закрыв глаза взмахнула ими.
Под тонкой кожей все стало ощутимо меняться, вместо маленького человеческого сердечка в груди девушки забилось могучее сердца дракона, очертания менялись так стремительно, что трудно было глазу уследить за ними. Взмах рук, нет уже крыльев и в зарослях стоял белый дракон и нервно гарцевал на месте, изредка встряхивая головой и понуро всхрапывая и привыкая к новому телу.
До обрыва он прошагал пеше, а там, оттолкнувшись от края на секунды упал вниз, но после с радостным кличем вознесся в небо слепя бликами отражающимися от его крыльев.

0

66

- Доброй ночи, Керистракс.
Свои дела этой ночью. Понятно.
Морелла не могла упустить это чудесное создание - эльфо-человек с драконьим именем, явно имеющего глубокие корни в древность. Не могла; и в то же время ей ничего не оставалось.
Незнакомка быстро пошла в сторону обрыва. Ах, какой художник создал это гордое существо, кто наделил ее столь божественной походкой? Морелла перевернулась на живот и подперла голову руками, в последний раз, наверное, наблюдая за ней. И странное чувство, чем-то схоже с печалью, накрыло ее с головой. Она никогда не встречала ни людей, ни эльфов, которые бы разговаривали и вели себя так, как Кирель. Эльфо-драконихе, которая была настоящим созидателем, которая выросла с матерью, имеющей той же характер... После ее окружали лишь все из себя вежливые и тактичные слуги Гальбаторикса. Правитель Империи тоже хорош. Эта же девушка была примером существа, с которым Морелле бы и надо было общаться - общество педантов сводило ее с ума.
Но она уходила во мрак ночи, а мысли о слежке оборотень от себя отгоняла. Уж пусть лучше она останется для нее загадочной Керистракс, ушедшей в ночь - такую же загадочную, как и она сама.
Деревенька готовилась ко сну. Но очарование уже спало с нее в глазах Мореллы. Оставаться она здесь не желала, но и уходить далеко тоже не хотела. Пока что. Сон ей был не нужен, пища тоже; а вот охладиться ледяной горной водой она была бы не прочь. Ей осточертело находиться в теле эльфа.
Поймав себя на этой мысли, девушка, мрачно улыбнувшись, быстро ушла со своего места - в противоположную сторону от Кирель. Выйдя из поля зрения, она пронеслась между деревьев и наконец нашла какую-то, кажется заброшенную, полянку. Быстренько скинув с себя одежду, она перевоплотилась в серебряного дракона, выпрямилась и закрыла глаза, вдыхая прохладный горный воздух.
Прохладный. Наверное, где-то неподалеку есть заветная вода. Дракониха аккуратно - аккуратность возникла из привычки - взяла зубами одежду и прикрепила ее к лапе, на которую заранее была прицеплена липучка, способная держать барахло. Морелла оглядела результат работы. Паршиво, но хоть эти тряпки не потеряются. А то снова надо будет выйти в город, а одежды-то на тебе и нет.
Навряд ли люди увидят дракона в небе с такого расстояния. А если увидят, будет два варианта их реакции: восторг либо страх. Ну и наплевать. Наверное, в жизни не видели крылатых ящеров.
Деревня.
Дракониха, распахнув длинные, узкие крылья, взмыла в небо, наслаждаясь ветром, обдувавшего ее тело, полагая, что с неба источник прохлады обнаружить проще. Хоть и не безопаснее.

+1

67

Взмах, еще один. Как же это прекрасно чувствовать свое тело фактически невесомым, чувствовать, как ветер ласкает обтекаемые драконьи формы, как напрягается перепонка под встречными порывами ветра.
Под телом белого дракона пронеслось глубокое ущелье, казалось, что тьма из его утроба сливалась с тьмой ночной.
Воздух наполняли крики ночных птиц и редко то там то здесь вскрикивали ночные животные, вторя птицам и шуму леса, дракониха не сдерживаясь пронзительно крикнула и, взмахнув крыльями, наклонилась вперед и круто пошла на снижение, буквально ныряя в лес. Ее белые крылья, почти слившись с лунным светом, расчертили лесную тьму. Лапы мягко коснулись земли, в эту ночь она бала самым прекрасным существом в этом лесу.
На миг, как змеиное тело дракона сверкнуло в лунном свете, все вокруг стихло, но уже минутой спустя лес опять наполнился уханьем и писком.
Дракониха недовольно фыркнув, двинулась по зарослям в поисках того, что испугало часами ранее птиц и оно, несомненно, здесь было, к привычным запахам примешивались новые – запах затхлой земли, мха и падали.
Горный медведь, огромное чудовище, которое она видела лишь с высоты и однажды на земле, но тогда животное не отважилось подходить к ней. В тот день она была с Керо и  ни одно живое существо в трезвом уме не нападет на огромного дракона.

0

68

Наверное, странное все-таки она являла собой зрелище. Морелла видела нескольких драконов, настоящих, полноценных, и все они были совсем другими, чем она. Она не стеснялась их, но это было и впрямь необычно. Пусть они создания и грациозные, все-таки они были плотные. Морелла же в обличье драконихи являла собой прямо противоположное зрелище: узкое вытянутое тело, острые длинные крылья и такие же вытянутые лапы... Все тело как на станке побывавшее. Даром что чешуя и цвет глаз нормальных, драконьих цветов.
Морелла вовсе не жаловалась. Напротив, она была очень довольна этими отличиями. Она сама была воплощением грации и изящества даже в виде трехметрового крылатого дракона со странноватым телосложением. Ветер приятно обдувал каждый сантиметр тела летящей. Дракониха щурила глаза от удовольствия, которое доставляла эта ночь, так неожиданно спустившаяся на землю.
Она была сама безмятежность, покуда не услышала пронзительный крик, более всего похожий на... драконий. Возглас, донесшийся сравнительно из недалекого месте, подействовал на нее, как пощечина. - Да соберешься ли ты наконец хоть когда-нибудь?!
С другой стороны, было бы странно ожидать появления дракона здесь. Значит, безмятежность допускалась. Или это вовсе лишь игра воображения?
От мыслей ее отвлек запах живительной влаги, прохлада исходила от какого-то близкого и довольно мощного источника. Дракониха почувствовала прикрепленную к лапе неуклюжую, сделанную вручную сумку, но превращаться обратно она не хотела: слишком было приятно теперешнее состояние.
Морелла быстро настигла желанный ключ и припала к нему, поглощая воду и разбрызгивая ее ударами хвоста, охлаждая тело.
Животные, обитавшие здесь, в страхе замерли. Неудивительно, не каждый день встретишь трехметрового непонятного зверя, который может нести в себе опасность, которую даже представить трудно.

Отредактировано Морелла (17.06.11 13:39:59)

0

69

Ее белое тело неестественно выделялось в ночной тьме, мир привыкший видеть во тьме ночной лишь неясные образы и расплывчатые тени – боялся приблизиться к четко вырисовывавшемуся белому телу дракона, ночные твари боязно следовали за непонятным существом невесть, зачем пришедшего к ним в лес, держась на расстояние от мощного хвоста и острых клыков выгладывающих из под верхней губы.
Глаза дракона, пронзительно зеленые с легким оттенком бирюзы, точно светились в ночном лесу, ловя малейшие лучи света они отражали их и вспыхивали двумя изумрудами. Дракониха мягко плыла по лесу принюхиваясь и вглядываясь в ночную длань в поисках горного медведя решившего посягнуть на эти земли, на границу  цивилизацией и чем дальше она уходила в лес. Тем нестерпимее становился запах свалявшейся шерсти и падали. В какой-то момент Кирель показалось, что он у нее перед носом и она потеряв ориентацию на секунду отвлеклась и в этот момент на нее сбоку из лесной чащи вышел медведь. Он был ужасен, даже стоя на четырех лапах он втрое, нет в четверо превосходил по размерам белую дракониху, одни его выпирающие клыки были длиннее чем ее лапы, к ужасу белой зверь поднялся на лапы и низко взревев пошел на нее, в глазах дикаря читалось лишь желание пообедать и какая-разница кем, драконом или вепрем.
Отчаянно вскрикнув белая, было взвилась в воздух, но кроны деревьев были так густы, что драконы было попросту не прорваться сквозь ветки, к небу не прорвав себе крылья.
Отчаянно зарычав, белая набрала в легкие воздух, она чувствовала как внутри, где-то в грудине  ее жидкий огонь вскипает и рвется наружу, и когда уже не было сил терпеть, белая выдохнула широкую струю на медведя.
Белое пламя с треском ударило в животное и запахло паленой шкурой, ургхаз взвыл и в ярости кинулся трясти дерево на котором и сидел его враг.

+2

70

Снова какой-то шум вдали. Морелла недовольно вытащила морду из воды и стала искать источник звука, недовольно щурясь. Кому не спится в такую ночь? Что, лунный свет разбудил? Ничего, сейчас она его усыпит. Никогда не проснется боле.
Дракониха мотнула головой, приходя в себя. Почему она всегда спокойна с врагами и действует как будто равнодушно, с холодным расчетом, а такая мелочь способна вывести ее из себя? Странное она-таки создание! Нельзя так бездумно выбрасывать энергию на ненужные ей эмоции. Она ей еще пригодится. Морелла вновь положила голову к ручью, вдыхая упоительный запах прохлады. Странно, что именно вода стала ее источником покоя вместе с небом. Она все-таки более земное существо, чем настоящий дракон, которого хотя бы можно понять в таком случае. Может, она слишком оторвана от реальности? Синева, прохлада и гармония этих двух стихий дарили ей умиротворение.
Шум усилился; теперь среди них сапфировая явственно расслышала рычание и странный крик, более всего похожий на... драконий. Через секунду долина озарилась белым огнем.
Морелла вскочила, расправляя крылья, и взвилась ввысь. Она неслась стрелой к очагу огня. Это определенно был дракон! Интересно, как он здесь оказался? Интересно, кто смог поставить его в такое положение, что ему пришлось опалить врага? Сапфировая спикировала, коснулась лапами земли и, вытянувшись подобно летящей стреле, понеслась к месту вспышки.
Картина поразила ее. Огромный медведь, источающий сильный запах гари, рычал на белого дракона, сидящего на дереве. Он так увлекся своим сотрясением воздуха, что не заметил приближающуюся опасность сзади. Морелла припала к земле подобно охотящейся кошке и такой же сапфирово-бирюзовой стрелой полетела на противника. Она была меньше его и явно легче, но, выбрав верный угол наклона, ударом сшибла монстра с лап и припала сверху, впиваясь когтями передних лап в грудь и в шею, душа зверя. Медведь бешено метался и едва не сносил ее, но она держалась из последних сил. Перед глазами летали мушки. Зачем она сунулась сюда? Она не знает этого дракона. Но и оставлять его здесь одного тоже не вариант... Тем более, что он еще мал, судя по размерам. Сейчас драконихе нужна была его помощь - она не была уверена в том, что удержит гиганта, прежде чем он задохнется либо когти доберутся до трахеи.

+2

71

Она так и не поняла до конца, откуда и в лице кого пришла помощь, самое главное она пришла. Да, пришлось ущемить свою гордость и признаться самой себе, что этот незнакомый дракон все-таки как не крути, но спас ей жизнь. Упускать момент было нельзя и белая извернувшись телом соскочила с ветки прямо на тело зверя и вцепившись когтями в густую, свалявшуюся шкуру принялась грызть медведя. В порыве ярости она не замечала куда кусает, просто цеплялась и рвала плоть, дурея от вкуса крови и рева медведя.
Дракониха извивалась всем телом стараясь придавить медведя к земле, не дать ему ударом мощных лап отшвырнуть ее и незнакомку от его тела. Она то знала, стоит зверю откинуть в сторону драконов и второго такого шанса у них уже не будет, он поднимется на лапы и тогда оба ящера окажутся в страшной опасности им и вдвоем уже больше не свалить его с лап. Дракониха хрипя нащупала горло ургхаза и вцепилась в него с новой силой, сжимая челюсти так сильно, что глаза защипало от напряжения.
А где-то над ними в ночи уже кружили падальщики в предвкушении кровавого пиршества. Они кричали и жадно разевали клювы, в нетерпение пикировали вниз и взлетали снова все же опасаясь попасть под гнев сражающихся в тихой ярости драконов и медведя.
И вот они сошлись, две противоположности, два правителя – один земной, другой небесный. Медведь одним лишь видом вгоняющий в оцепенение и самое прекрасное существо в мире – дракон.

+1

72

Разумеется, белый дракон составил компанию в нападении на горного монстра Морелле. Чужак вцепился в медведя и завис на нем, заставив монстра заметаться еще сильнее. Сапфировая почувствовала на секунду, что ее придавили к земле... Неприятный хруст. Боль никогда не ослабевала Мореллу, напротив, давала ей стимул закончить битву в свою пользу. Странное затвердевание... Когти драконихи наконец добрались до медвежьей трахеи.
Маленькое усилие, протяжный вой.
Гигант, испустив последний вздох, замертво повалился на землю; сапфировая слетела с него и чуть откатилась в сторону; попробовала подняться на лапы - и пошатнулась: попытка сделать движение задней левой отдалась мучительной болью. Ничего, это излечимо: одно из замечательных способностей было исцеление - она могла за несколько секунд заставить срастись кости. Больше ее сейчас интересовало, как этот дракон залетел сюда - ведь сюда, по ее мнению, ни случайно добраться нельзя, ни обнаружить ее намеренно.
Хотя, наверное, пока она будет шататься, толку будет мало. Навряд ли после борьбы чужак нападет. Дракониха сконцентрировала всю свою энергию на раненой ноге и, сосредоточившись хорошенько, быстро вылечила ее. Нога была как в жару, но скоро это пройдет.
Морелла взглянула на белого; сапфировый взгляд сошелся с изумрудным... Вопрос застрял у нее в горле. Ее начинало конкретно удивлять и даже чуть раздражать это ощущение дежавю. Ей и сейчас казалось, что она и этого дракона видела. Наверное, это ее удел - чувствовать это по отношению ко всем загадочным созданием. Но если Керистракс была загадочна сама собой, то этот незнакомец - своим неожиданным появлением здесь. Дракониха сощурила глаза и уселась на задние лапы, ожидая, что он скажет. Ей уже надоело вступать в разговор первой. А так - вдруг ее подозрения небезосновательны.

0

73

Дракониха еще раз мотнув головой  и дернув за шкуру уже мертвого зверя, тяжело дыша отползла в сторону, что бы зализать полученные раны, оных благо оказалось не так много, лишь пара царапин и вырваных чешуй, для нее это не было таким уж страшным ранением. Заживет, куда ж денется.
Белая свернувшись клубком, занялась чисткой, до чиста вылизывая полученные царапины раздвоенным языком. Все же она еще долго не могла унять судорожное биение сердца и дрожь в лапах, не каждый день дракону приходиться сражаться с кем-то сильным, а уж похвастаться трофеем горного медведя дано лишь самым сильным драконам, не все Всадники отваживаются выходить с драконом против  ургхаза, слишком велик риск убить и себя и дракона.
- Спасибо ей трудно было переломить свою гордость, но все же эта сапфировая помогла ей в трудной ситуации и походу дела она дикая, а значит с ней будет проще наладить контакт чем с теми кто ходит под седлами. Драконы всадников всегда не отличались умом, а в последние года и вовсе отупели.

0

74

Дракониха, почувствовав, что жар уходит, вздохнула и заглянула мертвому зверю в глаза. Такое огромное тело! Столько жизни! Кладезь силы... И все это ушло в небытие за каких-то несколько минут. Как нелепа смерть!.. И как нелепы умирающие. Интересно, кто из них напал первым? Маленькая дракониха не могла быть так глупа, чтобы нападать на него...
Маленькая... По размеру она не дотягивала и до годовалого дракона, но когда она коснулась мыслей сапфировой, та пришла в некое замешательство. Конечно, в страхе можно думать о чем угодно и мыслить как угодно, но душа незнакомки была... безграничной? огромной? Точно она живет уже и не сотню лет. Морелла точно коснулась мыслей Шрюкна - огромное создание, и внешне, и внутренне, - чувствуешь его мысли и эмоции и точно сам себя читаешь изнутри.
Странный денек. Уже второе интересное создание попадается ей сегодня. Наверное, не спроста. Она могла бы запросто предположить, что это две разные грани одной сущности, но ведь больше не осталось эльфо-драконов, подобных ей. По крайней мере, ее поспешили в этом убедить - по сути, в том, что мать ее изничтожили уже давно и смысла искать ее уже нет. Но как же та ее давняя знакомая, имя которой и внешность она давно забыла? Не следовало ей так обращаться со своей памятью. Она, по сути, осталась единственной, кроме Мореллы, оборотнем. Или судьба преподнесет им еще сюрпризы... Но это другая песня.
- Всегда пожалуйста.
Белая явно была своего рода образованным драконом. И диким. Морелле не хватало общества таких.
Как и Керистракс.
Ей вообще многих не хватало. И ее бесило то, что она так много думает на этот счет.

0

75

Она ей определенно нравилась, Кире давно не хватало такого общества, она уже и соскучилась по дикой крови рядом, ведь каждое слово могло подогреть и без того горячую кровь собеседника. Белая болезненно вытянула крыло и весьма заинтересованно уставилась на рваную рану в мембране, из которой сочилась красная, но при этом отдающая металлическим блеском - кровь.
- Знаешь, так непривычно видеть свою кровь в ночи, никогда не видела свои раны ночью, особенно на крыльях, как-то не интересовало, оказывается она у меня в ночи металлом отдает, забавно.
Дракониха усмехнулась фактически говоря сама с собой. Какая разница сапфировой, что с кровью у этой дурной драконихи, которая даже от медведя не может защититься.
Изогнув шею, она медленно начала зализывать рану, очищая ее от мусора налипшего на сладковатую кровь – веточки, иголки, листья и какая-то пыль, все счищалось языком похожим на наждак.
- Мне нравиться в здешних местах, я забываю о своей боли  и о своей тяжкой ноше – можно и пооткровенничать, если что, Керо убьет ее, как делал это раньше, быстро и без лишних чувств, в конце концов, какая разница? Драконом больше, драконом меньше на их счету, это уже не играет роли им их пороки и грехи не отмыть до конца веков.
Душа и так порочна, одним грехом больше, одним меньше, не все ли равно когда боги и те отвернулись от тебя, когда ты можешь рассчитывать лишь на себя и своего черного собрата?

0

76

Дракониха склонила голову набок, точно ребенок, чем-то внезапно заинтересованный. Весьма абстрактно. Морелла высоко ставила тех, кто не начинал разговор пустой болтовней - как это принято - о погоде или об имени... Она и впрямь не похожа на молодую. Но не могли ведь ее засунуть в котел с зельем, останавливающим рост? Белая ее заинтриговала.
Но вторая фраза сапфировую чуть смутила. Что значит - тяжелая ноша? Хотя, судя по ее внутренним мирам, от нее можно было ждать чего угодно. Своя боль... Она явно говорила не о той боли, которую доставил ей хищник. Синяя была уверена, что незнакомка бы отбилась от зверя, так или иначе.
Ее слегка тянуло к драконихе. То ли это был животный магнетизм, то ли сказывалось ее великое и проклятое умение исцелять - будучи созидателем по натуре, она не могла видеть открытых ран на теле другого. Могла смотреть на мертвых - но не на страдающих живых. В конце концов, ничего страшного не случится, если белая решит оторвать ей башку - сапфировая отобьется от нее практически невредимая: на ее стороне сотни лет опыта.
- Позволь мне помочь тебе, - сказала она, подходя к незнакомке, и коснулась кончиком носа разорванной мембраны; сконцентрировав немалую часть энергии, Морелла заставляла крыло вновь срастаться и наконец принять свой нормальный здоровый вид.
Отойдя от белой на пару шагов, сапфировая села на землю, обвив лапы хвостом, и чуть перевела дыхание, восстанавливая силы до нормального уровня.

0

77

Ой, милочка, она же и сама может за счет концентрации себя лечить, все это могут, даже эльфы которые придумали для этого название – «Вайзе Хаиль». Нет бы просто признать, что, мол, мы украли идею драконов и подстроили ее под себя, нет же, они упорно бьют кулаками себя в грудь, что все это принадлежит им и что драконы уже со временем переняли у них эту волшебную древнюю магию. От наглости и самомнения редеет глаза.
Белая расправив крыло, скептически оглядела мембрану в лунном свете; она просвечивалась, и в свете были видны вены и сосуды пронизывающие тонкий покров.
- Спасибо - поднявшись на лапы, она осторожно взмахнула крылом, недурно для дракона.
Она ей определенно нравилась, такая вот простая, пришла на помощь и исцелила крыло при этом, еще не задав никаких вопросов инее потребовав никаких ответов.  Само совершенство. Разве только смущал цвет чешуи и размеры, но это дело уже второстепенное и особой огласки не подлежит, ну мало ли на сколько лет у них разница, разве это имеет значение?
Дракониха моргнув вытянула шею и коснулась носом плеча сапфировой, обнюхала линию ее крыла, коснулась щеки. Не местная, совсем не местная, Кира даже не была уверена, что где либо еще чувствовала такой запах… хотя нет, она чувствует этот запах постоянно, это ее запах, когда ты пахнешь и драконом и человеком. Даже драконы всадников не могут столь сильно пахнуть людской тушкой.

0

78

Дракониха вся напряглась, когда белая начала обнюхивать ее; покосилась, когда она коснулась ее щеки. У нее очень странный запах. Морелла могла бы сказать, что никогда таких не встречала, если бы не держала в памяти ту давнюю незнакомку и не чувствовала свой собственный запах. Человечинка. Или белая просто решила слопать парочку перед визитом в эти края? Маловероятно.
Сапфировая заглянула ей в глаза. У этой белой драконихи был необыкновенной красоты цвет глаз: изумрудный, наверное, иногда, при взгляде на что-то синее, он становился бирюзовым от отблеска. У Мореллы был странный цвет глаз: он не просто отсвечивал бирюзой, но сам сапфир переходил ближе к радужке к этому оттенку. Странный, но прекрасный. Но это было и понятно - ведь она сама весьма необычной расцветки - близкие друг другу цвета смешались в замечательное сочетание. Эта же дракониха была белой! Белая с изумрудными глазами? И впрямь необычно.
И даже не столь необычным показалось ей это сочетание, сколько ощущение, будто она уже заглядывала в похожую бездну. Морелла мотнула головой, прогоняя наваждение.
- Чудесная ночь, - сказала она, повернув голову к луне, наблюдая за облаками. Дивное создание небо эта луна! Всего лишь отражающая свет, она умудрилась стать обладательницей ореола таинственности и загадочности, нежели солнце - теплое, дающее жизнь и такое обычное. Луна украденным светом показывала окрестности в невероятных оттенках. Драконий глаз драконихи воспринимал их более обостренно, пожалуй, чем надо, ведь зелень в серебряном свете отсвечивает синевой. А всем известно драконье восприятие цвета в зависимости от цвета чешуи.
- А знаешь, я не впервые здесь. Я уже была в этих местах, когда была маленькой.
Именно такие встречи нравились Морелле больше всего. Скорее всего, они разойдутся. Ей будет тяжело покидать ее, но такая встреча - редкий подарок судьбы. А тут их две. Можно и поговорить, пооткровенничать... Или в крайнем случае просто высказать свои мысли.

0

79

Везет, вот ты помнишь свое детство, а у нее лишь жалкие обрывки смутных очертаний. Память тоже не бездонная и рано или поздно воспоминания начинают переливаться через край и исчезать во мгле смуты. Печально когда ты не помнишь, казалось бы, самых счастливых дней в своей жизни, но пески времени текут и дни летят за днями, но все лучшее впереди и ей есть к чему стремиться.
- Да, она действительно красива – дракониха задумчиво посмотрела в небо и вздохнула, черное с серебряной россыпью звезд оно было так близко и в то же время так далеко, Кир часто хотелось просто протянуть руку и ухватиться за бархатистую ткань небосвода, но каждый раз рука хватала пустоту и чарующее состояние сказки исчезало, уступая место холодной, реальной сырой ночи, оставляя дракониху одну с мыслями и болью от давно ушедших дней.
Белая не опуская головы перевела взгляд треугольных, острых как льдинки глаз на сапфировую. Интересная особа, интересная и манящая, она как загадка, которую хочется разгадать, но в мете с этим осознавая, что если узнаешь ответ, то потеряешь весь интерес к ней.
Белая впервые почувствовала нечто подобное у себя в душе, это было заманчиво и необычно как новый вкус или новые одежды, в которых ты сама на себя не похожа – пугающе и завораживающе.
Она даже ловила себя на том, что любуется переливанием узором чешуй на теле сапфировой, игрой лунных зайчиков на ее теле при движение мускулов под шкурой.

0

80

Красива... Морелла посмотрела на незнакомку, и во взгляде ее сквозила печаль. Мысли повторяются, события, точно копирую друг друга, возвращаются, словно пытаются вернуться на круги своя... Но ничто и никогда не вернется. Они этого словно не понимают. Косят под дурачков и терзают нас.
И счастье тоже не может повторяться. Если оно было и вернулось в похожем виде... Хотя нет - кое-что возвращается и радует, наверное, до конца жизни.

Прекрасное пленяет навсегда.
К нему не остываешь. Никогда
Не впасть ему в ничтожество... (с) Джон Китс.

Так ли прекрасны испытываемые живущими чувства? Есть ли они вообще? Не плод ли все это воображения? Истинная радость... Вспомните моменты, когда вы были счастливы. Сапфировая дракониха знает не понаслышке, что такое эмоции. Наверное, нет такого, кто бы не знал. Но настоящее счастье - это вдохновение. Тогда, когда бредешь в одиночку или с близким, где угодно, и на тебя снисходит что-то, больше всего похоже на озарение. Когда вновь чувствуешь себя живым. А не просто существующим.
Беседа с таинственным незнакомцев - одно из лучших чудес жизни. Морелла дорожила каждой минутой, проведенной в таком обществе. Только вот о побочных действиях никто не упоминал - сапфировая начинала осознавать то, что с ней это произошло, когда было уже слишком поздно.
И все так называемые эмоции тоже не случайны. Морелла смотрела на белую дракониху и ощущала внутри сосущую пустоту где-то глубоко внутри. Она знала, что если она прямо сейчас уйдет отсюда, черная дыра вырвется наружу и поглотит ее... Нет, не завидовать. Ты не имеешь на это права, сказала себе сапфировая. Она не знала, как живет это прекрасное создание, которое так и притягивает к себе взгляд. Как, где... Сколько ему лет... Может, у нее есть семья. Есть Всадник. Родная душа. Родственная душа. Друзья. Можно перебирать бесконечно из этого списка все варианты. И каждому из них дракониха завидовала белой... даже нет, наверное, серой завистью. Серой не от смеси с черной, а от смеси с безразличием, апатией.
Морелла легла на землю, едва дыша, не чувствуя острой потребности в воздухе, и рассматривала незнакомку полуоткрытыми глазами. Легкая добыча, пестрая мишень. Она отказывалась слышать, обонять, смотреть куда-то, кроме как на белую.
- Как тебя зовут? - неожиданно для себя спросила сапфировая. Имена для нее мало что значили, но теперь она хотя бы запомнит, с кем имела возможность вот так просто посидеть в ночи.

0


Вы здесь » Эрагон. Смутное время » Беорские горы » Разрушенная деревня